12+

Три сна о ХХ веке

Опубликовано: 21.02.2021 в 09:19

Мультфильм Андрея Хржановского «Нос, или заговор «не таких» выйдет в российский прокат 11 марта, а уже через два дня объявят шорт-лист премии Оскар в номинации «Лучший полнометражный анимационный фильм».

Пресс-показ состоялся в Центре документального кино.

Ни одна рецензия, даже самая подробная, не раскроет все грани этого мультфильма, которому не даром прочат Оскар. Это шедевр в каждом продуманном до мелочей кадре, здесь нет ничего случайного, все взаимосвязано, но в тоже время противоречиво, все абсурдно, но иногда слишком похоже на правду. И неожиданно эта вольная фантазия, сотканная из исторических моментов, отсылок к произведениям искусства, судеб гениев  и поступков государственных деятелей, жестокой реальности и ослепительного таланта, оказалась очень актуальной.

Этим, в общем-то, и отличается шедевр от других произведений искусства, пусть не менее талантливых — как бы ни разворачивался сюжет, о чем бы ни размышлял автор, внимательный зритель найдет ответы на свои вопросы о том, что его волнует, или тревожит всех нас.

Необыкновенная экранизация оперы «Нос» Дмитрия Шостаковича, точнее авторская фантазия о том, как мог бы поставить эту оперу Всеволод Мейерхольд, а еще точнее…Точного определения жанра этого мультфильма не подобрать, также как невозможно сказать, в какой он сделан технике – здесь рисованная анимация, перекладка, документальная хроника, элементы игрового кино. Как написано в релизе, в фильме можно обнаружить более 30-ти цитат из произведений художников (от Сурикова, до Пикассо и Малевича). Но отчетливее всего сквозь этот калейдоскоп стилей и направлений искусства ХХ века проступают мотивы творчества Павла Филонова – художника с трагической судьбой, который разложил на формулы горе и радости, жизнь и судьбу. Эстетика живописи Филонова – вне каких-либо течений и вообще вне авангарда – очень близка искусству самого Андрея Хржановского, его анимация также явление совершенно уникальное, ни на что не похожее, поэтому и невозможно дать точного определения жанра, в котором работает режиссер.

«Нос, или заговор «не таких» —  синтез искусств, которого требует XXI век; неразрывная связь исторической правды и художественного вымысла, которую наш век не просто укрепил, но скрутил морским узлом – попробуй-ка распутай. Вдруг то, что «от автора» становится реальнее, чем общеизвестные факты. И наоборот, жизнь невероятнее любой фантазии, страшнее, редко прекраснее – в искусстве, не в архивах.

У мультфильма давняя предыстория, и между прочим, идею Андрея Хржановского сделать оперу «Нос» мультфильмом одобрил сам Дмитрий Шостакович. Замысел долго созревал, вернее сказать, ждал своего часа, работа длилась шесть лет, к моменту выхода фильма в прокат добавилось много новых смыслов, много вопросов, на которые можно найти ответ в полуторачасовом мультфильме.

Сценарий режиссер написал в соавторстве с Юрий Арабовым, соединив три сюжетные линии (условно три, на деле больше).  Три сна.

Первая часть – собственно, повесть Гоголя о майоре Ковалеве, у которого пропал нос. Ох, уж этот нос, как мы помним, возомнил себя главнее хозяина и воплощает собой честолюбие, которое всегда кажется абсурдным стремлением носа показать человеку, кто тут главный и «ты без меня никто». Всего лишь нос, а сколько шума, да его любой хирург в два счета заменит. Это на поверхности, гоголевские символы, метафоры и смыслы. Но мультфильм Хржановского требует глубокого погружения, затягивает зрителей в воронку истории –общества и культуры.

Вторая часть основана на фантастическом рассказе Михаила Булгакова, записанного со слов писателя его женой Еленой Сергеевной. В нем говорится о том, как Булгакова будто бы вызвал на встречу Сталин, они долго разговаривали, чуть ли не подружились, а после встречи вождь поехал в театр, где в тот вечер давали оперу «Нос» Шостаковича. Завершился визит той самой статьей «Сумбур вместо музыки», которая стала одним из самых ярких примеров уязвимости творца перед тоталитарной идеологией

Андрей Хржановский снял второй сон как сатиру, местами смешную, иногда безжалостную. Он мастерски обыграл агитационное искусство и стилистику конструктивизма. В этом искусстве – ритм эпохи, четкий и отчаянный, как в музыке Шостаковича, в спектаклях Мейерхольда. В мультфильмах Андрея Хржановского.

Несколько раз на экране появляются и герои нашего времени – известные деятели культуры и искусства (наверняка, всех узнаете). Все они летят на самолете – в одном направлении, но в разные места назначения, предназначения.

Здесь прошлое – неотъемлемая часть настоящего, а выдуманное – реального, как лабиринт возможностей, пространство вариантов.

Третий сон посвящен произведению Шостаковича «Антиформалистический раек», не разу не исполнявшемуся при жизни автора.  В нем высмеиваются те, кто развернул борьбу с «сумбуром вместо музыки».

Андрей Хржановский превратил эту грустную комедию абсурда в величайшую трагедию. Любая борьба заканчивается таким превращением, сначала против одного, потом – против всех. Финал неожиданный, пронзительный – о том, что забывать нельзя, чтобы не превратить абсурд в трагедию.